Уважаемые друзья и поклонники творчества "Девятого района", По этой ссылке мы оставляем весь список тех, кто учавствовал в сборе средств на памятник Алексею Никитину. Спасибо всем неравнодушным и откликнувшимся на помощь.
Анонс
Рекомендуем ссылки
Рейтинг@Mail.ru
Интересное

 

подражательниц — казалось, все и дальше пойдет по нарастающей. Тем более, что Крупнов начал работать над новым циклом песен на стихи другого "проклятого поэта" — Верхарна. Но в августе, после гастролей по Молдавии и югу Украины Крупнов объявил, что распускает "Черный Обелиск" и уходит в "Шах", на вакантное место бас-гитариста. Публика была в шоке. (Но это оказалось только началом. Вслед за "Обелиском" волна распадов захлестнула и другие супергруппы: "Браво", "Наутилус Помпилиус", "Звуки My", "Бригада С"... Основной причиной этой серии распадов явилось несоответствие возможностей наших ведущих музыкантов и состояния инфраструктуры нашего шоу-бизнеса. Уровень тусовки уже не устраивал их. Но для того, чтобы двигаться дальше, надо было сначала остановиться, взять паузу и осмотреться по сторонам, а для этого часто необходимо было расформировать группу.) Но, разумеется, существовали и какие-то совершенно объективные причины, в случае "Черного Обелиска" — это неудача со студийной записью, отсутствие хорошего менеджера и странные попытки ангажемента, когда многие люди звонили Крупнову, предлагали гастроли тут и там, а потом исчезали с концами. И Крупнов втайне надеялся, что в "Шахе" таких проблем не будет.

В тот период, что Крупнов провел в отлучке, Алексеев собрал группу "Триумфальная Арка", сольный проект "Полтергейст" пытался осуществить Светлов, а Агафошкин закончил сценическую карьеру.

Между тем в "Шахе" началась интересная музыка, лидер группы Антон Гарсия в лице Крупнова нашел себе достойного партнера для музыкальных упражнений. То, что они делали, можно охарактеризовать как "металлический фьюжн", и там могло быть хорошее продолжение, но уход Крупнова в "Шах" действительно оказался "уходом в пустыню" поразмышлять. В августе 1990 года Толик объявил о возрождении "Черного Обелиска". Группа собралась практически в старом составе, только вместо Агафошкина за ударной установкой сидел Сергей "Комар" Комаров, товарищ Алексиса по "Триумфальной Арке", — специалисты считали его на то время лучшим советским барабанщиком Но в самый разгар эйфории по поводу свершившейся мечты миллионов металломанов случилась трагедия: погиб Комар. Он был в гостях у приятеля, когда туда заявился убийца. Потом на следствии выяснилось, что этот гад ходил по объявлениям о продаже видеотехники и "мочил буржуев". Но видеомагнитофон-то продавал приятель, а пуля досталась Сергею.

Тем временем жизнь текла, Комарова в группе заменил Владимир Ермаков, в конце 1990 года "Обелиск" покинул Светлов, на первый момент его заменил Василий Билошицкий из "Э. С. Т.", но в записи альбом "Стена" уже участвовал другой музыкант — Игорь Жирнов, а уже потом в состав прочно вошел талантливый гитарист Дмитрий Борисенков. И это была уже группа принципиально иного типа, там шел поиск совершенно другой музыки, которую сами музыканты называли "хэви-фанк". Для Толика этот момент, связанный с тем, что в джазе, в американской музыке обозначается термином "соул", всегда был очень важен: музыка не должна быть только звуковой структурой, необходима еще и эмоциональная реакция.

В августе 1992 года в жизни Крупнова произошло еще одно важное событие, оказавшее большое влияние на его творчество. Крупнов проводил свой отпуск на море, в Пицунде, когда там началась грузино-абхазская война. Как и многих других отдыхающих, его эвакуируют на военном корабле, где на открытой палубе лежат раненые и убитые. Сам Крупнов в этом приключении отделался лишь конъюнктивитом, но война во Всесоюзной здравнице стала для него центральной метафорой нашей постсоветской жизни, основным символом постмодерна. Эти ощущения, когда не знаешь, что делать, то ли смеяться, то ли трястись от страха, а может быть, вырабатывать в себе новую ментальность и новую образность, нашли отражения в песне "Война". Там Толик смешал две мелодии — маршевую и плясовую. И те люди, что прошли современные войны, именно в такой тональности описывают военные действия: трагическая, но отвязка. В альбоме "Еще один день" открылись очень интересные горизонты: смесь лирики и пародии, там что-то клоунское в музыке появилось.

Альбом "Я остаюсь" (1994 год) сделан уже полностью в этом ключе: русский постмодерн, бессмысленный и беспощадный. И даже его обложка соответствует его художественным идеям: там воспроизведена старинная, 30-40-х годов поздравительная открытка откуда-нибудь из Крыма.

Но между прочим, этот элемент пародии проявился уже в раннем творчестве "Обелиска". Пародией являлся даже переизбыток чернушного пафоса, который там нагнетали все эти крылья, горящие глаза, совершенно фантасмагорический текст. Сегодня это сочетание высокого пафоса и пародии стало как бы хорошим тоном, но тогда, в 1987-88 годах этого еще не понимал и не умел никто. Русские творцы были первыми во многих искусствах в начале XX века, и сейчас Крупнов овладел приемами постмодерна раньше, чем это сделал, например, знаменитый Квентин Тарантино.






© 2000-2017 Официальный сайт группы "Девятый район"
Разработка и поддержка - Гришин Александр
Работает на MODx Evolution
. . . . . . . . . . . .